Выход из созависимости. Спикерская Екатерины. LAA, АП, ВДА. Опыт в программе 3 года.

Добрый день! Меня зовут Екатерина!

     Я ребенок из дисфункциональной семьи. Я бывшая жена наркомана, который употреблял анашу, любовно зависимая от алкоголика, со-зависимая и компульсивно переедающая. Зависимостей у меня несколько, собрала все «до кучи». В 12шаговой программе я уже три года. Наверное, в этом году будет четыре. О программе узнала я за год до того, как пришла. Добрые люди рассказали и подсказали. Я сама психолог по образованию и мне казалось, что это секта какая — то. «Фигней» какой-то страдают. Там собираются женщины — жены алкоголиков — и что- то там обсуждают. А мне казалось, что надо же что — то делать, надо же к психологу идти, надо разбираться со своей проблемой.  Я сама специально пошла учиться на психолога для того, чтобы разобраться со своей дисфункцией – со страхом одиночества, вечном чувстве «покинутости».

  У меня всегда были внутри тревога и страх.  Мне все было страшно. Мне было страшно жить, страшно что-то делать. Я постоянно оттягивала какие-то ответственные события, все время создавала какие-то сложные условия себе. Ну там вовремя экзамены не ходила сдавать. Это чтобы потом за три дня бежать с «выпученными глазами» и сдавать, или еще там что-то. В общем я себе создавала сложные условия. Родители у меня были обычные советские служащие. Особо с братом нас не баловали.  Я не знаю обычная это семья или не обычная. Отец меня периодически побивал чуть-чуть то ремнем, то шлангом. Но в основном это было моральное насилие. Он меня оскорблял периодически, маты у нас в семье были нормой. Мама была со-зависимо тревожная. Она все время в напряжении ходила. «Трудоголик» — она работу брала на дом. Пили они постоянно. У меня отец мог вечером выпить и утром как «стеклышко» идти на работу. А вечером родители постоянно сидели, разговаривали и по рюмашке… Такая вот была обычная практика, но в запои не уходили.

  В запои уходил мой дядя, брат моего отца. Он жил с нами полгода, и он был запойный реальный алкоголик. Я помню, как он перелетал через забор, стучался в дверь, говорил, чтобы открыла. Я, тогда девчонка еще, вся в страхе была. А он, наверное, реально просто поесть хотел. Я ненавидела всех алкоголиков. Я считала, что это нелюди вообще, им жить нельзя. Вот такое у меня было состояние. Зачем эти люди живут?  И только когда я пришла в программу и посмотрела ролик «Как мы умираем» у меня произошел какой-то переворот.  Я вдруг полюбила алкоголиков и приняла их. До тех пор, пока я их отвергала меня все сталкивало с ними. Я жила с бывшим мужем и у нас рядом был «бомжатник».  И там постоянно алкоголики перед моим лицом. Я ушла от мужа и пока на наги не встала, я стала жить с двоюродной сестрой. У нас на лестничной площадке два алкоголика жили и тоже постоянно перед моим лицом. Меня постоянно сталкивало с алкоголиками до тех пор, пока я не поняла и не полюбила их искренне. Я простила дядю. Я поняла, что это не человек, это болезнь. И что болезнь и человек — это два разных полюса.

  Как-то так получилась, что мама у меня умерла, когда мне было 25 лет. И в тот – же период я встретила своего мужа. У меня «соза» включилась сразу – «спасательство», желание помогать ему. У него мама была, и он для нее хотел внука. И у меня папа один остался, и я хотела поддержать его морально.  Я тоже ему хотела родить внука. Я помню это чувство, что меня что-то потянуло.  А потянуло меня, видимо, знакомое с детства чувство «покинутости». Как-то вначале я сказала моему бывшему мужу, что мне ни с кем не было так плохо как с ним. Он «ржал» и говорил: – «обычно говорят, что ни с кем так хорошо не было, а ты наоборот…»

  Это странно для понимания, но меня тянуло знакомое с детства чувство «покинутости», потому -что обычные мужчины, парни, которые за мной ухаживали мне казались скучными.  А потом, анализируя ситуацию, я поняла, что нашла специально такого, ниже себя по статусу. Я — из семьи интеллигентов, а у него «8 классов образования и 2 книжки». Это от моего страха «покинутости». А тут я точно понимала, что я такого взяла, который меня точно не бросит. В общем буду я его воспитывать, перевоспитывать. Сначала думала, что смогу его перевоспитать, пыталась какое-то время. Естественно получала в лоб за это, потому что никому не нравится, когда его перевоспитывают. А когда я поняла, что не могу его изменить, то стала пытаться уйти от него. Я поняла, что у меня сильно завязалась эта «соза». Был страх остаться одной плюс у него агрессия включалась.  Он мне угрожал: — «я тебя убью, сына заберу.» Это было страшно. Я четыре разы уходила и возвращалась. На 4 месяца меня хватало. Уходила и возвращалась. Чувствуя мой страх, он меня преследовал естественно. Преследовал по кризисным центрам, по подружкам. И одно время мне казалось, что все.  Что я ничего не могу поделать с этим. Мне было очень страшно. 

  В какой-то момент я вдруг начала молиться. Я не могу сказать, что всегда была сильно православная, хоть и крещенная.  В 17 лет меня как-то в церковь Иисуса Христа занесло. Я там ходила, гимны с ними пела покуда они деньги не стали требовать.  Думаю – что-то не то, нужно валить оттуда. Я все время очень трезво отношусь к жизни. У меня нет авторитетов таких вот как гуру —  я только тебя буду слушать.  Я всегда провожу анализ определенные, трезвый анализ. Первое образование у меня медицинское и там нас учили всегда все на критику воспринимать. Но тут я долетела до такого дна, что поняла — мне ни мои знания психологии не помогают с ним справиться, ничего не помогает. Вот просто в лепешку я разбилась. И вот в этот момент я стала молиться – помоги мне уйти от него. И я приняла первый шаг – бессилие.

Читайте также:  Спикерская Натальи, г. Москва. 1 часть.

  Я год себя подготавливала. Я прощалась с вещами, которые я знала, что с собой не утащу.  Я сначала эмоционально себя отцепила от него, потом физически. Это было сложно, т.к. этот страх одиночества, страх остаться одной у меня был панический. Он был охранник и работал по ночам. А я просыпалась по ночам и рыдала и говорила: – «Господи, мне страшно, я не смогу одна, я умру одна». У меня такие были панические атаки. Я ходила на психологические тренинги всякие разные. Мне там психолог, тренер говорил: — «не одна ты, ты с Богом». Я на том момент далека была от Бога. Я там была на своеволии — я сама, все сама.

  Просто уже в очередной раз он сильно побил, что чуть не убил.  Он спортсмен, бил по голове. У меня был «шишак» прямо на виске и я понимала, что еще чуть-чуть и он просто даже не со зла может убить. Он говорил: — «я тебя не бью, я тебя воспитываю. Если бы я тебя бил, ты бы уже вообще… » Я поняла, что у меня сын сейчас 13 лет, тогда ему было лет 9-10. И я поняла, что это я ответственна за то, что ребенка или сиротой оставлять, или воспитать.  И это меня как-то подтолкнуло. Собрала ноги в руки, взяв компьютер, сына, все, что было (он закрыл дверь, потом открыл). И я его бдительность усыпила и технично бегом быстренько побежала за милиционером. Уже не стала писать заявление. Т.е. до этого я играла в эти игры – «спасатель – преследователь – жертва». Раньше я его пыталась наказать, изменить с помощью милиции. А когда уже поняла — что все, уже ничего не хочу, бессильна я перед этим — вот с этого момента я начала выздоравливать. Я просто привела милиционера, чтобы он со мной постоял. Чтобы бывший муж ничего со мной не сделал, чтобы вещи какие- то смогла взять. Оставив ему все то, что я покупала на свои деньги (я потеряла дом, потеряла машину) ушла в никуда.

  Сначала жила у подруги пару дней. Он меня третировал, и подруга попросила съехать, родственников всех запугал и т.д. Я поняла, что никого привлекать не буду в этот конфликт. Никого в это раз, это чревато. Потому что чем больше людей в конфликт я загоняла, тем тяжелее было эту ситуацию потом разрешить. Я на тот момент комнату сняла и начала там жить. Мне повезло, просто Бог мне помог, я молилась реально.  Мой бывший муж сел на полтора года. И это мне дало возможность от него отсоединиться, т.к. если бы он ходил и «тромбил» я не знаю, что дальше было бы. Я бы, наверное, вернулась и уже, наверное, не сидела бы здесь с вами.

  У меня была другая история — влюбленность в алкоголика, с которым я вынуждена была общаться. И это была моя единственная отдушина пока я жила с бывшим мужем. Я мечтала, что вот-вот и я буду с ним. И вдруг я узнаю, что он с другой и там мне вообще ничего не светит никогда. И для меня это было второе дно.  Все — смысл жизни потерян, т.е. моя вторая зависимость включилась – любовная зависимость и это было все… Я чуть не уволилась, мне вообще ничего не надо было. Хотя к тому моменту я уже жила одна в течение года. Не было уже мужа, не было прессинга постоянного, а я ходила по этой квартире одна как зверь по клетке. Я уже снимала квартиру, у меня уже было достаточно средств. Я поняла, что со мной что- то не то. А как я поняла — когда я жила с сестрой до меня стало доходить, что не только в муже проблема, но и во мне.  Что я тоже больная, что-то мне не хватает, я не могу одна. Я стала думать и поняла (это когда моя сестра еще жила со мной), когда сестра уехала на 2 недели я хожу и думаю – что-то мне не хватает.  А мне не хватает ее слива. Она «созик» и постоянно на негативе. То цены, то соседка, то еще что-нибудь.  И мне не хватает вот этого слива. Я поняла, что я больная, что мне не хватает постоянно жить жизнью другого человека.  Я не умею жить своей жизнью.  Я не знаю кто я, что я хочу. Это осознание было ключевым в моем выздоровлении. 

  В этот момент мне протянули руку помощи – рассказали, что есть группа Ал-Анон «Гульдену». Я постучалась и меня добавили в группу. Первое, что я запомнила, когда зашла – девчонки мне сказали: – «мы тебя любим, поддержка тебе». Я там рыдаю и говорю: – «спасибо, что вы меня принимаете». Потому что я не могла принять себя такой больной. Я всегда считала себя сильной.  Я все могу, а тут все. Весь мир рассыпался как карточный домик.  У меня было ощущение, что дом был и он рухнул, его нет. И ты стоишь в этой пыли и ничего не видишь и не знаешь куда пойти. Полное непонимание. Проходит неделя как я в эту группу вступила и выходит мой бывший муж из тюрьмы. И пишет- я хочу видеть сына. А я в группу пишу — девчонки, что делать? Меня поддержали. Я почувствовала, что я не одна. Я с Богом. У меня есть люди, с которыми я могу поделиться. Я спокойно помолилась и пошла. Он естественно пытался цеплять эти крючки всякие как обычно. А я была спокойна.  Меня ничего там не зацепило. Потому что раньше была моя вторичная выгода. Мне было выгодно с ним жить, контролировать его пытаться. Я поняла, что я такая же больная, как и он. Мы друг друга стоили, и слава Богу я начала отделаться, отдаляться от него. И созависимость от отношений у меня стала ослабевать. Я нашла спонсора и прошла программу « Back to Basic» вместе с наставником-спонсором, как принято говорить в программе.. 

Читайте также:  Анонимная Созависимость и 12 шагов – сторонний взгляд. Часть 2

  Но у меня включилась вторая зависимость — компульсивное переедание. Я стала все подряд «мести» — и сладкое и все прочее. Когда я жила с бывшим мужем, то из-за страхов я до 95 кг «разожралась». Это было очень страшно. У меня были две бабушки — диабетики, но меня это никак не останавливало. И я прошла еще программу как компульсивно переедающая. Это как к доктору — болит сердце — иди к кардиологу, болит желудок — иду к гастроэнтерологу. Я таким образом вот поступила. У нас в городе есть группа анонимно переедающих.  Я вела эту группу и выздоравливаю по этой программе. 

  Т.к. у меня «мультизависимости», то обострилась и любовная зависимость. И я сейчас иду со спонсором – выздоравливаю на 9 шаге. В тот же период, когда я пришла в «Гульдену» мы открыли группу «Взрослые дети алкоголиков» в нашем городе. И постепенно, постепенно стали приходить люди.  Потом открыли «Ал-Анон». Он тоже у нас есть — живая группа, потом «Анонимно Переедающие» и думаем уже надо открывать «Любовно зависимые». Потому что большая потребность у многих.

  Чему меня научила программа – это что только я ответственна за свою жизнь. Но я сама ничего не могу сделать – это первый шаг, т.е. я бессильна изменить себя и изменить других в первую очередь. У меня была иллюзия, что я могу изменить своего бывшего мужа. Что угодничая и делая то, что он хочет смогу изменить своего объекта зависимости чтобы он меня полюбил. Первый шаг — это принятие, что мы бессильны перед мыслями, действиями, поступками других людей.  Как бы мне ни хотелось, чтобы другие делали так, как я хочу — ничего не получится, ведь я не Бог для других людей. Я не могу спасти другого человека.  Это я тоже поняла.  У меня было чувство вины, что я уйду и он закурится, умрет.  Мама его, когда умирала, она говорила — не бросай его. Мой крест теперь ты неси.  Хотя я тоже должна жить. У меня есть сын, за которого я ответственна.  И я поняла, что, если человек что-то выбирает — выбирает умереть, пить, курить — я ничего не могу за него сделать.  Я никак не могу повлиять на его выбор.  Единственно что я могу сделать — это сама выздоравливать и молиться за него. Мне в программе сказали — что ты играешь роль Бога для него. У него свой Бог, он о нем позаботится. Хочешь молиться — молись Богу. Я сейчас это и делаю. Раньше мне казалось, что я должна быть рядом с моим объектом зависимости. Я должна его поддерживать, он без меня умрет и т.д. И постепенно до меня дошло, что даже если он умрет, я ни как это не изменю и ничего не могу с этим сделать.  И я не умру. Потому что когда у меня обострилась любовная зависимость мне казалось, что если с ним что-то случится, то я умру, т.е. меня не будет. Вот эту связку тяжело было рассоединять, понимать где я, а где он. 

  Мне очень много дала программа. Особенно «Взрослые дети алкоголиков». Стандартный «Ал-Анон» я не проходила, т.к. я не жена алкоголика. Я в «ВДА» прошла 2 шага пока. Мне это очень помогло почувствовать своего «внутреннего ребенка», стать себе любящим родителем, научится себя защищать и выставлять свои границы. Я вчера спонсору сдавала восьмой шаг по любовной зависимости.  Она спрашивает — кому из мужиков ты какой ущерб нанесла? Я прописала, а она и говорит — где ты тут ущерб видишь? Ты себе ущерб нанесла в первую очередь. Как я себе наносила ущерб – это, конечно, что-то…

  Я выздоравливаю постепенно, я до сих пор выздоравливаю.  В прошлом году я купила себе наконец-то зимнюю куртку, а до этого я ходила в «деми».  Т.е. ВДА – это отношение к себе. В этом году я купила себе зимнюю обувь, зубами занялась, все постепенно. Стала рисовать, пошла на фортепьяно. Какие-то вещи, которые я раньше сидела и ждала — сейчас мужик придет, и он сделает меня счастливой наконец-то. Вот такая спящая красавица. «Нихрена». Когда я начала давать себе то, что я ждала от других мужчин, бывшего мужа, то я стала счастливей и наполненной. Я это качество жизни почувствовала — что я могу влиять на ситуацию.

 Болезнь не дремлет. Хочу поделиться. Если кто-то думает, что пройдет по шагам и выздоровеет — это иллюзия. У меня по крайней мере так не было. Мой первый срыв был, когда я прошла 12 шагов и такая себе говорю – классно, я выздоровела. Поехала на Иссык-Куль, все забросила и через какое-то время меня так накрыло. Мне «сдохнуть» хотелось. Периодически меня «накрывает». Не так, что прошло и все.  Но эти откаты — они у меня сейчас более пологие. Если раньше я могла 2 недели в депрессии сидеть, то сейчас это пол дня и потом выхожу из этого состояния с помощью инструментов – «кризисные» прописываю, звонок доверенным в сообществе, медитации, молитвы ну и все остальное. Программа дает инструменты очень мощные. Поэтому я поняла, что это на всю жизнь выздоровление. И стоить мне только забросить — это как баобабы начинают разрастаться и разрывают меня изнутри. Я называю это программой личностного роста. Это как диабет. Если вовремя инсулин не вколол себе — у тебя гипертермическая кома. 

  Я вижу прогресс в себе в течение этих 3 лет. Я изменилась внешне. Меня люди не узнают, которые три года назад меня видели. Я стала в три раза больше зарабатывать. Вокруг меня появляются мужчины более статусные, нормальные.  До этого только алкоголики реально у меня были. Еще есть у меня страх мужчин. Я сейчас в контрзависимости нахожусь. Я три года без отношений.  У меня страх, что повториться такое же, как с моим мужем и он третировать меня будет. Но я это отрабатываю, я хожу по рекомендации спонсора на свидания. Я помню первое свидание — я иду и у меня сердце «тик-тик», как будто бомба сейчас внутри взорвётся, так страшно было. Как овцу ведут на заклание ведут. Это смешно здоровому человеку, ну что там — пойти чай попить, а меня просто трясло. Я себя подталкивала к этому для того, чтобы просто потренироваться. У меня страх, и я его до сих пор отрабатываю. И очень помогает лично мне, когда я утром просыпаюсь и говорю: –»Господи, помоги мне быть полезной сегодня людям. Веди меня, пожалуйста, как тебе надо. Не как мне надо, а как тебе надо. Потому что твой план для меня лучше, чем мой собственный» .

Читайте также:  Новая скайп группа АА

Как только я себе что-то хочу, у меня все рушится. Я поняла, что надо (программа так учит) передоверять все Богу.  Что первый шаг — мы признали, что бессильны с этой дисфункцией справиться, я бессильна что-либо сделать.  Второй шаг — я приняла, что есть сила более могущественная чем я.

  И у меня мой собственный Бог моего понимания. Такую концепцию я прописала. Я не религиозный человек, мне не нравится в религии жесткие установки. Там «шаг вправо шаг влево – расстрел». Мне не нравится насилие над моей свободой, поэтому я не могла долгое время отдать Богу, перепоручить. Потому что в моем понимании он был Бог наказывающий. Это ассоциация с моим отцом и мне было сложно отдать. Как я могу такому Богу отдать если он такой не слышащий меня? И мы со спонсором переписывали эту концепцию и постепенно-постепенно я верила и доверяла. И реально сейчас такие чудеса происходят, когда просто вот раз и сделалось даже лучше, чем я предполагала. Какие – то там поездки или еще что-то. Я спрашиваю — ты этого хочешь для меня, Бог? Он для меня собеседник и друг. Я с ним постоянно разговариваю. И когда что — то идет не так, какое-то сопротивление идет, то я понимаю – мне, наверное, туда не надо ходить, наверное, надо отпустить, отдать. И действительно он раз и выводит меня в другую сферу. У меня деловые встречи вчера были. Одна не очень прошла и я так расстроилась. Я же не так хотела. А потом вторая встреча и эту проблему я могу решить вот с этим человеком гораздо лучше. И я говорю – а, ну все понятно. Я маленький кусочек пазла вижу, когда что — то не получается. Вижу, что мне не нравится эта ситуация и начинаю раздражаться. А всего, всю картину я не вижу и не понимаю, что может быть лучше оставить как есть? Может у тебя за углом гораздо лучший там ждет мужчина?

   Сейчас я приняла и наконец — то отдала Богу мои любовно – зависимые отношения. Меня одна знакомая назвала женой декабриста. Это когда мужчина есть, но его как — будто и нету. Я поняла, что люблю фонтом, эти фантазии. У меня была обида на Бога — ну как так? Столько знаков и мы так похожи. Ну почему, почему мы не можем быть вместе? А сейчас я понимаю — ну слава богу.  Значит меня за углом ждет гораздо лучший для меня человек и раз мы не вместе значит это по его воле. И я периодически себе повторяю – «на все воля твоя».

  У меня тоже бывают разные обострения. Я такой же человек, я не Бог. Тогда мне помогают инструменты программы — это написание кризисных ситуаций, это 10-ки, звонок другу. Ведь когда я сижу в изоляции, то моя болезнь обостряется. Моя болезнь — это болезнь изоляции. Моя голова и моя болезнь сильнее меня. Она всегда меня обдурит. Причем чем я умнее, тем умнее болезнь. Иногда я сижу и думаю, что я опять в этом говне. Как это так получилось? И мысленно хлопаю своим тараканам, которые разыгрались. И только человек со стороны — в моем понимании это доверенные, спонсор, окружение — могут подсказать мне ситуацию и их глазами ее мне показать. Я поняла, что я сама не вижу ситуацию, у меня там какие — то стекла с диоптриями. Я вижу мир не таким какой он есть. Я переделываю его, что – то он враждебный мне. Мне помогает молитва- медитация- разговор с Богом. С утра, когда я сажусь и медитирую, то представляю своего внутреннего ребенка. Мне это помогает.  Я с ней разговариваю, за руку беру, когда мне страшно. Я говорю – «я с тобой, у нас все получится, я в тебя верю». Это постепенно происходит.  Поначалу мой внутренний ребенок мне не верил. Я смотрю на себя в зеркало с любовью — это медитация такая утром тоже есть –и определенные слова себе говорю. И это то, что мне помогает. В конце дня обязательно нужно проговорить, но лучше прописать одобрение себя — за что я себя сегодня благодарю. Вот это и вот это я сегодня сделала (поддержка себе). И благодарность Богу и другим. Понимание за что я благодарна, потому — что для меня молитва и разговор с Богом — это благодарность. Как только я начинаю благодарить, то у меня появляется больше. Как только у меня недостаточность этого – там нет того, нет мужика или еще что – то нет — мне становится хуже. Это закон. Все эти инструменты работают.  И Программа работает. Но для тех, кто по ней работает. Потому-то это программа действий и нет предела совершенства. Это путь длинной в жизнь, и каждый шаг этого пути прекрасен и даёт радость и освобождение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *